Фитотерапевт Карп Абрамович Трескунов
Правдивая история медицины.
НОВОЕ
О ПРИЁМЕ
ЗАБОЛЕВАНИЯ
СПЕЦИАЛИСТЫ
ОБУЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
КОНТАКТЫ
Книги
Статьи
Заметки
Рецензии, Комментариии
Лекции
"Сорняки"
Фитохитодезы
БИОГРАФИЯ
ФОТОАЛЬБОМ
ПИСЬМА, ОТЗЫВЫ
ВОПРОСЫ-ОТВЕТЫ
ССЫЛКИ
ENGLISH TEXTS

"Правдивая история медицины (Вместо послесловия)" - глава из книги академика РАЕН и ЕАЕН, к.м.н., врача-фитотерапевта К.А.Трескунова "Очерки клинической фитологии и фитотерапии", книга вторая.

 

«Четыре или пять тысяч лет до нашей эры, непроходимые леса покрывали древнюю Скифию, которая простиралась от Атлантического океана до полярных морей... Ясновидящие женщины пророчествовали под сенью деревьев... Но эти женщины, действующие в начале под благовидным вдохновением, сделались впоследствии честолюбивыми и жестокими..., превратились в злых волшебниц. Они основали человеческие жертвоприношения, и кровь потекла безостановочно... под зловещее пение жрецов, под иступленные восклицания диких скифов...»

«Среди этих жрецов находился молодой человек во цвете лет по имени Рама, который также готовился к священнослужению, но его глубокая душа и ясный ум возмущались при виде этого кровавого культа» [1]

Рама был добрым и умным юношей. Он с детства научился распознавать целебные и ядовитые свойства растений, мог предсказывать и видеть отдаленные события и явления. Он странствовал по всей Скифии и впитывал в свой ум знания мира. В это время в Скифию то ли с Юга, то ли с Востока проникла страшная болезнь — чума. Она уносила из жизни тысячи людей Скифии...

В учебниках и энциклопедиях история медицины обычно начинается с Древнего Египта, Шумеров, а медицинская наука с Древней Греции и его преподавателя Гиппократа. Умалчивается тот факт, что и в Древнем Египте, и в древней Греции, и в Древнем Риме основополагающей, первичной культурой была культура лечения и профилактики болезней. Главным, при этом, являлось не только и не столько лечение, сколько исцеление, причем не только острых, но и хронических болезней. Исцеление и профилактика достигались не антибиотиками, не вакцинами, сыворотками, их не было и не могло быть. Великими целителями в те далекие, далекие времена могли быть и были только растения. Самыми сильными и самыми безвредными были те растения, которые в Европе и затем в Америке названы злейшими сорняками и уничтожались вплоть до полного исчезновения. Их древний человек приблизил к себе. Они полюбили лечить и человека, и домашних животных и, к счастью, сопротивляются в России полному уничтожению.

А теперь вернемся к Скифии. По преданию, много десятков тысяч лет тому назад на юго-востоке Европы жил сильный народ, пришедший с Севера, им управляли жестокие периклы.

Они приносили в кровавые жертвы молодых мужчин. Скифия гибла. Рама искал спасения для своего народа, но поиски не давали результата. Однажды он заснул под деревом дуба. Во сне он увидел приближающегося к нему человека, одетого в белые одежды. Он держал в руке жезл, обвитый змеей. Он звал Раму к себе и показал ветку Омелы, произнеся при этом: «Вот это средство, которое ты искал от чумы». Рама приготовил из омелы напиток и дал его выпить больному чумой. Больной выздоровел. Так он стал лечить всех больных чумой. И вскоре погасил страшную эпидемию.

Раму скифский народ признал вождем и учителем. Он собрал молодых мужчин и повел их на Восток через Кавказ, Иран, в Индию. Слава шла впереди его войска, как о спасителе от истребителей народов — чумы, холеры и других эпидемий с помощью великих целителей — растений. Посланец бога Рама шел на Восток во главе вооруженного, здорового войска, но его встречали без страха как спасителя, создателя рая на земле, без убийств, без болезней. На его пути всюду возникали новые культуры, новые религии, искусства, науки. Рама оставлял после себя посвященных в культуру исцеления и профилактики растениями, воздействия на душу и дух, создавая внутреннюю радость жизни, веру в бессмертие.

Итак, первый великий посвященный стал великим благодаря великим целителям «Травам», подразумевая под этим именем все растения. В Индии Рама посвятил Кришну, и Кришна стал вторым великим посвященным благодаря знаниям добра и исцеления. Из Индии эти знания были переданы в Египет великому посвященному Гермесу. Гермес уже знал более трехсот целебных трав, которыми лечили все острые и хронические болезни, в том числе особо опасные и инфекционные.

Первым врачом — лекарем на земле был фитотерапевт, т.к. другого средства лечения и профилактики у первобытного человека не было и не могло быть.

Четвертым великим посвященным был Моисей, который создал Библию и благодаря пустынным и оазисным травам, оберегая от болезней и эпидемий, вывел народ в Израиль. Тора начинается со слов: «И сказал Всесильный: «Да произрастит земля зелень, траву семеноносную, дерево плодовитое...» и стало так, и произвела земля зелень, траву семеноносную и дерево плодовитое... и увидел Всесильный, что это хорошо».

После Моисея в Греции вначале Орфей, затем Пифагор, Платон, великие посвященные, а с ними рядом основоположник научной медицины Гиппократ развили и углубили культуру лечения и профилактики растениями. Благодаря высокоразвитой фитотерапии, лечению отдельными растениями и большими сборами, великий полководец Александр Македонский стал великим именно благодаря солдатской траве — тысячелистнику. Александр Македонский прошел со своим огромным войском до Индии, по самым опасным эпидемическим местам, но ни одной эпидемии не имел, потери от ран были минимальными. У каждого солдата и офицера в ранце был порошок тысячелистника и вино, настоянное на тысячелистнике. Любую рану заливали этим вином и засыпали порошком из сухого тысячелистника. Кровотечения быстро останавливались, пагубное воспаление не развивалось или останавливалось на любой стадии вплоть до стадии некроза и подвергалось обратному развитию, что подтверждено в новейшую эпоху на добровольцах. Армия Александра Македонского не знала перитонита (этому трудно поверить, но это так), сепсиса и ДВС-синдрома. Современная медицина с этими опасными болезнями не может справиться мощнейшими антибиотиками, совершеннейшими операциями! 70% септических больных погибают. Это позор современной медицины, отвергающей фитотерапию.

Иисус стал великим посвященным среди людей всей земли, а затем Богом прежде всего благодаря данным ему знаниям чудесного исцеления от тяжелых недугов не только духом, но и божественными травами, отварами и настоями из них. Эта истина «испарилась» из истории, как неотъемлемая часть языческой культуры. Она улетучилась с дымом костров инквизиции. В кострах сгорели носители знаний фитотерапии: врачи, книги, знахари, «колдуны». Инквизиция переплыла океан и уничтожила в Америке высшую культуру лечения — фитотерапию. Европа погибала от эпидемий холеры, чумы, дизентерии, брюшного тифа. Один Нострадамус спасал города, раздавая на площади горстями сборы трав. Бесконечные междоусобные войны, крестовые походы поставляли тысячи раненных, умирающих не только от ран, ожогов, несовместимых с жизнью, но и от пустяковых повреждений мягких тканей. Заражение крови, сепсис, септикопиемия, гангрена, перитонит, столбняк. Антибиотиков, вакцин, сывороток, антисептиков-асептиков не было и в помине еще почти тысячелетие. Врачи на обходах со «знанием дела» ставили высокомерно прогнозы: «этот умрет сегодня, этот через два дня...» и т.д. Эти ужасные муки и страдания остались только в художественной литературе, но не в истории медицины. «Черную дыру» начала заполнять химия: ртутные препараты, сулема, железо, серебро, олово и препараты из них. Затем чистые вещества, полученные из растений: салициловая кислота, дигиталис, строфантин, опий, морфий, кодеин, белладонна, атропин и т.д. Эти препараты стали синтезировать из угля, нефти, воздуха и т.д. Дешевое, доступное сырье, производство лекарств в огромных масштабах, колоссальный рынок сбыта, развитая сеть аптек, миллиардные прибыли.

Восток, Авиценна, книги Бадмаева сохранили знания Египта, Греции, Рима. Рецепты «Андрамаха» и «Терьяк» состояли из 50 и больше ингредиентов, в основном, растений. Они были эффективны не только при острых, но и при тяжелых хронических болезнях, таких как: туберкулез, рак, аутоиммунные болезни, болезни печени, поджелудочной железы. Восток справлялся с эпидемиями, пока не пришли колонизаторы и принесли с собой «инквизицию». Эпоха Возрождения, которую так превозносят писатели, историки, не коснулась возрождения языческой культуры лечения — фитотерапии. Бурное развитие науки загоняло все глубже и глубже в подполье лечение растениями. Фитотерапия признана антинаучной, мешающей внедрению фармхимических препаратов в практику медицины. Фитотерапия отправлена в знахарство, колдовство, шарлатанство, т.е. на веки вне закона.

В России фитотерапия в древние и средние века оставалась долго неотъемлемой и главной частью медицины. Ее расцвет произошел во времена Петра I . Собирали и продавали в аптеках не только дикорастущие растения, но и выращивали их в специальных огородах. Армия при Петре I и в последующем не только вооружалась современным оружием, но и лечилась «травами», т.е. лекарственными растениями. Армия была здоровой, поэтому одерживала победу за победой над хвалеными европейскими армиями. Особенно больших достижений в лечении больных и раненых достигла фитотерапия при Екатерине II , Павле I , Александре I . Александр Суворов был великим, непобедимым, только побеждавшим полководцем, именно потому, что считал себя учеником Александра Македонского, он, его врачи лечили армию, больных и раненых только травами. Он приказывал каждому солдату и офицеру иметь в ранце порошок из тысячелистника. Результат такого простого, доступного, дешевого лекарства, можно сказать в «кармане» каждого солдата, офицера в бою и вне боя: здоровая, только побеждающая армия.

Умирают только от ран, травм, ожогов, несовместимых с жизнью. В армии нет эпидемий. Вспышки острых инфекционных заболеваний немедленно погашаются с помощью распространенного сорняка — конского щавеля и др. В лазаретах и госпиталях лечат настоями, настойками из больших сборов. В аптеках готовят из растений порошки, таблетки, мази, тинктуры, свечи, то, что изобрел вначале первого века римский врач Гален. В сочетании с обязательным закаливанием и постоянной физической тренировкой, т.е. адаптацией, приспособлением энергетических станций живых клеток к гипоксии и гипогликемии, делали армию самой здоровой в мире после Александра Македонского. На одного больного пятьсот здоровых. Такого здоровья армии не имела ни одна армия в Европе и Америке. Но вот императором становится Николай I . Суворовское все ликвидируется. В армии для оздоровления, лечения остаются палочная дисциплина, муштра, клистиры (клизмы), кровопускания, слабительные соли. Все! За 10 лет царствования Николая I с его жесточайшей цензурой были забыты все методы фитотерапии и в военное время, и в мирное. На европейский манер фитотерапию обозвали шарлатанством, колдовством, знахарством и загнали ее в такое глубокое подполье, что невозможно было ее найти в книгах великих русских писателей. К 1835 году армия превратилась в больной, жалкий организм. На 1 здорового — 500 больных. История медицины умалчивает, что в поражении русской армии 1853—1955 гг. сыграло большую роль отсутствие фитотерапии. Ампутация рук и ног, вот только что могли хирурги для спасения жизни раненных. В этих ужасных муках и страданиях один виновный, но его не называют — Николай I .

Умер Николай I , началась эпоха возрождения. «В начале 50-х годов XIX века в Забайкалье пришла беда — эпидемия тифозной горячки (брюшной тиф). Губернские власти были в растерянности. Генерал-губернатор Восточной Сибири граф Муравьев-Амурский, будучи наслышан о врачебной науке Тибета, приказал найти наиболее видного ее представителя». Старейшины выбрали единогласно С. Бадмаева. Бадмаев потребовал роту солдат для создания карантина, в тифозных бараках лечил порошками из сухих трав и окуривал помещения дымом, сжигая травяные палочки. Эпидемия была быстро остановлена. Пораженный таким результатом, Муравьев-Апостол сообщил об этом царю Александру II . С 1857 по 1862гг. по распоряжению царя Бадмаеву предложили лечить разной степени тяжести больных т уберкулезом и раком. При этом Бадмаева предупредили, что если он не докажет пользы лечения его средствами, то ему не разрешат практику даже на своей родине. 16 января 1862 по повелению царя Бадмаев награжден чином и правом военного врача. Сультим стал Александром Александровичем Бадмаевым в честь царя. А.А. занялся частной практикой, для него была создана аптека, в которую Медицинский департамент доставлял из Бурятии и Тибета травы. Фитотерапия давала результаты, поражающие воображение. А.А. вызвал к себе в помощь младшего брата, который принял православное имя Петра Бадмаева. Окончив Военно-Медицинскую Академию, он отказался получать врачебный диплом, т.к. выпускник ВМА должен был дать клятву «лечить больных лишь известными европейской науке средствами». Нечто подобное в США сейчас: будешь лечить не по программе, под суд. Петр Бадмаев всей своей жизнью доказал, что тибетская медицина может вылечивать малыми сборами тяжелые острые болезни, а большими сборами и порошками из них — тяжелые хронические болезни. Петр Бадмаев показал, что врачебная наука Тибета могла с древних времен распознавать и успешно лечить такую тяжелую, опасную для жизни болезнь, БОРО. Самые знаменитые врачи Европы лечили этих больных то от туберкулеза, то от рака. А умирали — ни того, ни другого не оказывалось на вскрытии. П. Бадмаев раскрыл патогенез этой болезни: болезнь развивается в результате нарушений в первом пути пищеварения и усвоения пищи.

Ученые-медики, многочисленные кафедры анатомии, патанатомии, патофизиологии, клинических дисциплин даже и не пытались разобраться в этих гениальных словах, хотя труды Петра Бадмаева были опубликованы еще при поддержке императоров Александра III и Николая II . Название БОРО по-европейски удалось расшифровать только благодаря открытию центральной роли двенадцатиперстной кишки в пищеварении, пищеварительном поведении, в физиологии и патологии.

Б олезнь (дуоденит)

О ргана (12-перстная кишка)

Р егуляции (гормоны — дуоденины, энтерины посредством гипоталамуса регулируют активность коры головного мозга и всех эндокринных желез)

О рганизма –

(болезнь дуоденальной гормональной недостаточности с ее синдромами: дуоденальная астения, диэнцефальный синдром, меньеровский синдром, ранний демпинг-синдром, гипергликемический синдром, поздний демпинг-синдром, гипогликемический синдром, психическая депрессия, предменструальный синдром, эндометриоз, мастопатия, узловой зоб, сахарный диабет II типа, пароксизмальная или постоянная тахикардия, вегетососудистая дистония и др.).

Раскрыть это удалось только благодаря достижениям физиологов, клиницистов и биохимиков, начиная с 1953 года.

А до этого трагедия носителей знаний клинической фитологии и фитотерапии, великих посвященных, а значит, и всего человечества продолжалась. Петра Бадмаева замучила советская власть в тюрьмах. Племянник Петра Бадмаева, Николай Николаевич Бадмаев, ученик Петра, крестник царя Николая II , окончивший Военно-медицинскую академию, по высочайшему повелению получил диплом врача с отличием. Прошел первую мировую войну в качестве военного врача. Лечил все политбюро, Максима Горького, НКВД. Все помогали создавать институт Восточной медицины с клиникой, аптекой в Ленинграде. Успешно лечили самые тяжелые, запущенные заболевания порошками, состоящими в основном из степных бурятских и монгольских трав. Не успел институт открыться для приема больных, как нагрянула НКВД, Н. Бадмаева и большинство сотрудников арестовали и затем расстреляли в 1938-1939 гг., как врагов народа, готовящего покушение, «террористический акт против Секретаря ЦК ВКП(б) т. Ежова». Так была «расстреляна» клиническая фитология и фитотерапия, которую настойчиво, мужественно, не страшась смертельной опасности, стремился возродить в СССР в виде «врачебной науки Тибета» Н.Н. Бадмаев. Не трудно подсчитать, сколько миллионов солдат можно было спасти от смерти и сделать здоровыми в мирное время и вернуть в строй во время Великой Отечественной войны. Все опасные гнойные инфекции (стрептококк, стафилококк, анаэробные, сепсис, перитонит, ДВС-синдром, туберкулез) лечатся успешно и вылечиваются большими фитосборами совместно с антибиотиками и без них [26, 27]. Но разве было дело «великому кормчему» Сталину до миллионов погибших безвинно. Ему надо было уничтожить, не оставив следа, всех великих посвященных и тех, кто творил и хотел добра. В 1938 году я поступил в Ленинградский педиатрический медицинский институт, а уже в разгар войны окончил Военно-Медицинскую Академию. Ни о врачебной тибетской науке, ни о фитотерапии я ничего не слышал от профессоров, не читал о ней в учебниках и книгах. Конечно, нас хорошо учили латыни на курсах фармации, фармакологии. Мы хорошо знали и могли выписывать рецепты в аптеку на приготовление настоев infusum , d есос tum , настоек tincture , порошков pulvis , таблеток tabuletis , мазей ungventum , свечей suppositorium . Мы знали действие и могли выписывать рецепт на настой травы термопсиса, на порошок травы наперстянки, на настойку травы ландыша, белладонны, адониса, алтея, ипекакуаны, полыни горькой, вот, пожалуй, и все. Не слышали и не читали мы ничего о великих целителях, распространенных сорняках одуванчике, подорожнике, крапиве, лопухе, тысячелистнике, полыни обыкновенной. Никто нам не рассказывал, и мы не могли прочесть о том, что большими сборами можно не только лечить, но и вылечивать тяжелые хронические болезни. Все книги об этом были изъяты из библиотек и уничтожены. Даже намек, напоминание о таких книгах каралось как чуждое, враждебное. Эпоха возрождения «языческой» культуры лечения началась после смерти Сталина, при Никите Хрущеве. Он объявил свободу творчества, науки снизу доверху. Был дан приказ, в том числе и медицине, не только лечите, но и занимайтесь наукой, изобретайте, обобщайте, анализируйте, синтезируйте, пишите в журналы, издавайте сборники, книги. Журналы издательства медицины охотно печатали статьи, особенно военных медиков из госпиталей, медсанбатов. Бурными темпами развивалась новая наука гастроэнтерология. Впервые были созданы в крупных военных госпиталях большие отделения гастроэнтерологии. Но о клинической фитологии и настоящей фитотерапии, врачебной тибетской науке по-прежнему гробовое молчание. Лечить гастроэнтерологических больных - язвы, гастриты, колиты, фактически нечем (кстати, в официальной медицине до сих пор нечем, антибиотики, блокаторы рецепторов не в счет, они больше вреда здоровью приносят, чем лечат). Прорыв произошел в фитотерапию после выхода в свет книги Носаля, отца и сына, и приказа министра здравоохранения, смелой и решительной женщины, Ковригиной о включении в Государственный реестр сбора Здренко. До меня, как и до большинства врачей, книга Носаля дошла только в 1965 году. Ее мне дала почитать секретарь начальника тыла. Она болела каким-то желудочно-кишечным заболеванием и спросила меня: «Могу ли я лечиться этими сборами?» Я был поражен, увидев эту книгу, и сказал: «Я ничего про это не знаю, дайте, пожалуйста, почитать». Так как книга была написана на украинском языке, я в ней ничего не понял. Но мне ее быстро перевела красивая, статная Мира Цирик, преподаватель английского языка в военно-инженерном училище. И я запоем читал и перечитывал эту медицинскую энциклопедию заготовителя лекарственных растений. Но до этого в 1962 г. мама Альбины Михайловны прислала письмо, в котором просила дать совет: можно ли принимать настой ромашки и тысячелистника при гастродуодените с пониженной кислотностью. Такой совет ей дала женщина в Саратове в больнице, когда Анна Францевна лечилась по поводу обострения. Анна Францевна уже начала пить чай с ромашкой и тысячелистником, и ей быстро помогло. Мне пришлось ответить, что я ничего об этом не знаю, но раз помогает, то можно продолжать пить такой чай. В 1964 году Бог послал мне случай убедиться в чудодей­ственных свойствах лекарственных растений. У врача-лаборанта, молодой красивой женщины Клары Ивановны, после острой пищевой токсикоинфекции развилось тяжелое и загадочное заболевание, сопровождающееся резкой слабостью, потерей аппетита, похуданием, головокружениями, тахикардией, приступами диэнцефального синдрома, предменструального синдрома, астенией, тяжелой психической депрессией, потерей интереса к работе, семье, друзьям. Клару Ивановну в течение полугода переводили из одного отделения в другое, без конца обследовали, консультировали, пока она не решила проблему сама. Однажды утром она проснулась от тошноты, и мгновенно пронзила мысль «у меня рак!!» Побежала к начальнику рентгенотделения военного госпиталя Михаилу Николаевичу Бадмаеву (сыну Н.Н. Бадмаева). Так был обнаружен истинный виновник страданий — «острый дуоденит», осложненный дуоденальной гормональной недостаточностью. С ней я быстро справился с помощью четырех трав: цвет ромашки аптечной, травы тысячелистника обыкновенного, зверобоя продырявленного, листа подорожника большого. Клара Ивановна выздоровела и больше не болела этой страшной БОРО. Я стал поборником фитотерапии. Большой вклад в развитие фитотерапии в нашей стране сделала Министр Здравоохранения СССР М.Д. Ковригина, подписав приказ в середине пятидесятых годов 20 столетия о включении в Государственный реестр большого сбора М.Н. Здренко. Благодаря этому, многие «злейшие» сорняки стали великими целителями, помощниками в лечении рака, туберкулеза, коллагенозов и др. тяжелых, трудно лечимых болезней. Перестали преследовать знахарей, колдунов и других народных целителей. Издаются подлинные энциклопедии лекарственных растений. В книге В.П. Махлаюка и А.И. Шретера собраны и обобщены литературные данные о действии более 800 растений. Н.Г. Ковалева первая смогла, благодаря поддержке политбюро, издать книгу, в которой впервые заложены основы клинической фитотерапии. В ней приведены не только рецепты сборов, которые стали классическими, но и многочисленные истории болезни излеченных от тяжелых заболеваний благодаря этиопатогенетической фитотерапии. Недоставало статистики, без нее нельзя создать клиническую фитологию и фитотерапию, как неотъемлемую часть медицинской науки и практики.

В 1972 г. с обеспечением вычислительных центров ЭВМ БЭСМ-6 известный математик-программист В.А. Дубовицкий создал совместно с фитотерапевтом впервые в мире компьютерную базу данных по фитотерапии насчитывающую около 200 больных. В восьмидесятых годах XX столетия с помощью математика-программиста В.И. Выродова удалось накопить компьютерную базу насчитывающую около 800 больных. В течение 19 лет до настоящего времени компьютерная база фитотерапии насчитывает 3300 больных. В ее создании и обработке статистики, обобщении, создании индивидуальных сборов, основную работу осуществляет известный математик-программист А.В. Горошетченко и врачи О.К. Широкова, Н.В. Комарова, И.И Илларионова и другие ученики школы клинической фитологии и фитотерапии. Начиная с конца восьмидесятых годов XX века, Генеральный секретарь ЦК КПСС М. Горбачев отменил цензуру, Министр здравоохранения академик АН СССР и АМН СССР Е. Чазов издал директиву, в которой требовал внедрения в практику медицины и медицинской науки фитотерапию. Организовывались, можно сказать, во всех городах курсы обучения фитотерапии, издавалось множество книг по фитотерапии, справочников, брошюр. В центральных газетах и провинциальных изданиях в каждом номере возносилась хвала фитотерапии. Организовывались центры «Лекарственные растения и народная медицина», в которые хлынули тяжелейшие больные с «неизлечимыми» болезнями, с «инкурабельным» раком.

Жена М. Горбачева создала Республиканский Детский Центр лечения онкологических больных. В центре не признавали неизлечимых больных. Всем детям делали радикальные операции независимо от стадии,? прорастания,? метастазов. Химиотерапия, лучевая терапия проводилась в полном объеме. В 1988 году в сентябре наши друзья капитан I ранга, командир подводной лодки Крылов и его жена, известная актриса, руководитель народных театров, Елена Васильевна Крылова прочли объявление в «Вечерней Москве» о том, что организован в Москве центр «Лекарственные растения и народная медицина». Радости моей не было предела. Наконец-то я смогу доказать силу фитотерапии! В этот же день я позвонил по указанному телефону и попросил к трубке главврача. Услышал голос заместителя по лечебной части Гавриленко. Я ему объяснил, кто я такой, что у меня издано в Академии наук два препринта, что по форме — это брошюры, а по содержанию — это большие монографии и, что я разрабатываю новую науку — клиническую фитологию. Не задумываясь, он пригласил меня на работу с завтрашнего дня и попросил захватить с собой мои книги. Так я и сделал. С октября 1988 г. началась новая эра фитотерапии. Она обрела базу своего развития и клиническую фитотерапию. Когда я пришел в поликлинику на Алма-атинской улице, был поражен размахом и глубиной обеспечения фитотерапии. Тридцать два врача различных специальностей - все гомеопаты и один фитотерапевт, кандидат медицинских наук, главный врач Гавриленко Владимир Васильевич, директор, кандидат медицинских наук Нефедов Григорий Яковлевич. Большая комната, заполненная мешками с сухими травами. Три женщины заняты приготовлением сборов. Знакомый и милый аромат сорняков. Я знакомлюсь. Нина Сергеевна Игнатьева — доцент I Московского мединститута, фармфакультета кафедры технологии лекарств. Две других работницы торговли: Тучина Людмила Евсеевна, Черноусова Ольга Леонидовна. Н.С. показала, какие сборы выписывает Гавриленко Владимир Васильевич. Это были сборы из 3-5 растений, не больше. Я переписал все лекарственные растения, а их было около двухсот. Они хранились в матерчатых мешках в сушеном виде. Я решил тяжелых больных лечить большими сборами. Ко мне не записывался ни один больной, все записывались только к Владимиру Васильевичу. В центре работало более тридцати врачей разных специальностей, но все были гомеопатами. У всех были очереди. Гавриленко пригласил посидеть у него на приеме. Он очень внимательно выслушивал, осматривал каждого больного и назначал каждому индивидуальный сбор. Все приходили радостные, часто заявляя, что у них все быстро прошло. Это были онкологические, легочные, сердечные больные, больные с застарелыми язвами, пиелонефритами. Владимир Васильевич не дал мне долго страдать, распорядился в регистратуре, чтобы всех больных, которые будут просить записаться к нему, записывать их ко мне. Началась моя новая эра. Я работал с 9 часов до позднего вечера. Каждому больному назначал индивидуальный сбор, исходя из опыта и знаний литературы. Нина Сергеевна и ее помощницы были довольны и с интересом выполняли мои назначения. Для них было новым большие сборы. Ко мне возвращались радостные, счастливые больные. От них и я был счастлив. Я стремился использовать в различных вариантах все имеющиеся лекарственные растения. Я помнил постоянно, что для компьютерной базы, для научной статистики, для доказательной медицины важно возможно более частое применение возможно большего разнообразия лекарственных растений. Необходимо было позаботиться о казуистике для доказательства возможности излечения «травами» и острых тяжелых, и хронических «неизлечимых» болезней.

А что великий организатор фитотерапии Гавриленко? Он незаметно исчез, не попрощавшись. Больше его никто не видел. Говорят, что он уехал в какую-то богатую страну??? Мешки с травами он оставил нам, не потребовав никакой платы. Его больные любили, он им помогал быть здоровыми и счастливыми. Неужели он уступил мне дорогу в клиническую фитологию, к созданию компьютерной базы фитотерапии. О ней он узнал из моих препринтов, которые я ему подарил. В любом случае по отношению ко мне он совершил высокой пробы благородный поступок, который история медицины не должна забывать.

Пропал без вести врач-фитотерапевт, кандидат медицинских наук Дрогачев Сергей Петрович. Он не только лечил большими сборами трав, но и разрабатывал клиническую фитологию, писал мне, я высылал ему свои препринты. Сохранился у меня его адрес: Москва 125502, ул. Фестивальная, дом 53, корпус 3, кв. 244, т.д. 455-38-60, раб. 190-45-90. В это время Министр здравоохранения СССР Евгений Иванович Чазов, 1929 года рождения, академик АН СССР и МАН СССР, рассылает директивное письмо во все органы здравоохранения СССР с требованием использовать методы фитотерапии во всех больницах, клиниках и поликлиниках, изучать клиническую фитологию во всех медицинских учебных заведениях. Всячески поощрялись платные и бесплатные курсы. Во всех центральных газетах, журналах, в том числе в ”Медицинской газете”, начали печатать ..... . Впервые за семьдесят, а может быть и за сотни лет в медицинских журналах издательства «Медицина» начали проскальзывать статьи с казуистикой и статистикой фитотерапии. В майском номере журнала «Клиническая медицина» была опубликована обзорная статья К.А. Трескунова, А.К. Дубровского «Диагностика и лечение дуоденальной гормональной недостаточности». В ней удалось привести некоторые аспекты фитотерапии дуоденита и БДГН, не конкретизируя со ссылкой на литературные источники. Справедливости ради, следует сказать, что нам в семидесятых годах XX века удалось напечатать четыре статьи на тему фитотерапии в журнале «Медсестра» издательства «Медицина». Журнал этот был очень популярен во всем мире и издавался миллионным тиражом. Популярность была связана именно с тем, что в нем много было статей по фитотерапии и он был научно-популярным. В нем печатались статьи видных ученых. В нем поднимались новые проблемы диагностики и лечения, в том числе и особенно, по фитотерапии и клинической фитологии. Но к началу восьмидесятых годов эту «лазейку» прикрыли (медицинский цензор). Журнал стал неинтересным, и на него перестали подписываться. Во всех городах СССР, под покровительством органов здравоохранения, проводились курсы по фитотерапии. Лично я читал курсы клинической фитологии и фитотерапии в Москве, Зеленограде, Черноголовке, Ногинске, Туле, Вологде. В 1990—91 годах наш главный врач Нефедов по моему настойчивому предложению организовал курсы клинической фитологии и фитотерапии. Пригласил возглавлять профессора Дубик, известного «народного» целителя Воронину. Основными преподавателями были Трескунов К.А. и Н.С. Игнатьева. Курсы вскоре стали популярными, на них съезжались врачи и народные целители со всего СССР. Организовывались курсы фитотерапии и при других мединститутах Москвы и других городов: в Зеленограде, Ногинске, Вологде, Черноголовке, Мончегорске (это перечислены только места, где я читал лекции). Курсы органи­зовывали профессора Погорельская Лидия Васильевна, Лилия Ивановна Корненкова, Владимир Федорович Корсун. Начали издавать, в основном, за счет своих средств книги по фитотерапии. Событием стало издание книги К.А. Трескунова «Записки фитотерапевта. Наблюдения и размышления над лечением травами». В ней сочетались рассказы о сорняках, рассказы о жизни, страданиях больных близких и неблизких, трагедии без фитотерапии и счастливый исход с ней.

Несмотря на невзрачное издание, книгу быстро раскупили. Отзывы в основном положительные, но были и осуждающие, полная неприемлемость. Событием стала книга В.Ф. Корсуна, П.А. Захаровой, А.А. Корсун «1001 вопрос о фитотерапии. Целебный мир растений». Москва, 1995 год. Книга построена на вопросах и ответах. Вопросы задают, по-видимому, в устной и письменной форме. Это живое общение с конкретными людьми, проживающими в конкретных местах. При общении не только задаются вопросы, но и, конечно, идет обмен опытом, наблюдениями, мыслями. А ведь это глобальная наука, высшая культура народа. Это больше, выше медицинской науки. Их тысяча ученых, их нельзя опровергнуть, унизить, приклеив ярлыки «шарлатан», «колдун», «знахарь». Профессор невропатолог Гальперин создает институт народной, традиционной медицины. Лечит больных, собирает врачей специалистов различного профиля, обобщает опыт целителей, знахарей, проводит курсы для них, конференции, выдает дипломы.

Монополии почувствовали явную угрозу. Хорошо помню интервью редактора «Медицинской газеты» представителю с Запада. Он задал вопрос главному редактору (это было в начале девяностых годов): «Вы будете по-прежнему публиковать знахарские, «народные» способы лечения»? Редактор виновато, как бы оправдываясь, заявил: «Нет, мы больше не будем...» Прошло 15 лет и действительно «Медицинская газета» ни разу даже не упомянула слова «фитотерапия», «лекарственные растения», и боже упаси!! — «клиническая фитология». Все научно-практические журналы издательства «Медицина» стойко следовали этому обещанию. Но зато на русском языке начали издаваться не менее 10 научных журналов с прекрасными научными статьями, но только о фармхимпрепаратах. Журналы бесплатно вручали каждому врачу.

Результат налицо: до сих пор (2005 г.) фитотерапии нет в поликлиниках, нет в больницах, нет в клиниках. Клиническая фитология, как наука, не существует и в Российской медицинской академии наук. Не обучают студентов высших и средних учебных заведений фитотерапии и клинической фитологии. Чего стоит античеловечное отталкивание от медицины этого сильнейшего и самого безвредного способа лечения и профилактики от медицины, удалось научно доказать с помощью компьютерной базы по фитотерапии, накопленной за 33 года. В настоящее время компьютерная база насчитывает около 3300 больных, леченных лекарственными растениями и галеновыми препаратами из них (порошки, таблетки, настои, настойки, мази, микроклизмы, спринцевания, свечи, болюсы, примочки, ванны). По-латыни это звучит так: pulvis , tabuletis , infusum , decoctus (горячий настой), tinctura , extract (сгущенная настойка), extractum sicum (сухая настойка). Ценность нашей компьютерной базы заключается в том, что в нее вводились без отбора все больные, которые лечились лекарственными растениями и галеновыми препаратами из них. При этом у каждого больного фиксировались все его болезни, их причины, патогенез (развитие болезни), патанатомические, патофизиологические данные. Одновременно фиксировались все симптомы болезни, как субъективные, так и объективные до лечения и в конце курса лечения. Фиксировалось время начала болезни, время выздоровления, улучшения, ухудшения, смерти, а также: дата рождения, вес, рост, группа крови, резус-фактор. Таким образом, учитывалось качество, количество, кинетика, применяемые растения и препараты из них.

С 1992 года совместно с Б.А. Комаровым, ученым-химиком органиком начали лечить всех больных таблетками фитохитодезами. Фитохитодез — соединение в процессе производства растворимого полифракционного хитозана с сухим экстрактом сбора трав. Создано около пятидесяти целенаправленных серий фитохитодезов. Получено четыре патента на сборы (8 патентов заявлено). Совместно с Борисом Александровичем Комаровым, Алексеем Ивановичем Албуловым, Лидией Васильевной Погорельской 10 патентов на фитохитодезы. Опубликовано 12 книг, 150 научных статей не только в России, но и в США, Германии, Литве. По признанию американских ученых Россия опередила

их в науке и практике клинической фитологии и фитотерапии как минимум на пятьдесят лет. Доказана возможность не только лечить, но и вылечивать 70% больных с хроническими «неизлечимыми» болезнями, такими как, бронхиальная астма (а их в России 1 миллион и почти все они инвалиды, в том числе, многие с детства), системная красная волчанка, хронические легочные заболевания (хронический бронхит, хроническая пневмония, хронический абсцесс легких, бронхоэктатическая болезнь и др. Ведь их в России 10 млн.). Стало возможным вылечивать смертельно опасные травмы, ожоги, ранения, инфаркты миокарда, сепсис, ДВС-синдром, перитонит и др.

Слава массовым изданиям « Vite », «Будь здоров», «Физкультура и спорт», «Айболит», «Живица», «Дюймовочка», «ЗОЖ» и др. Они, только они, сделали фитотерапию, клиническую фитологию всенародным делом, великим возрождением российской науки и экономики. Благодаря им будет существенно расти рождаемость, уменьшаться смертность. Благодаря им росcийский народ будет счастливым.

НОВОЕ
О ПРИЁМЕ
ЗАБОЛЕВАНИЯ
СПЕЦИАЛИСТЫ
ОБУЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
КОНТАКТЫ
Книги
Статьи
Заметки
Рецензии, Комментариии
Лекции
"Сорняки"
Фитохитодезы
БИОГРАФИЯ
ФОТОАЛЬБОМ
ПИСЬМА, ОТЗЫВЫ
ВОПРОСЫ-ОТВЕТЫ
ССЫЛКИ
ENGLISH TEXTS

 

Вверх .
На главную страницу .


Rambler's Top100 Rambler's Top100